Лесные спасатели

В долине Урсула Гладкая лента дороги нависает над обрывом и грозит падать в мгновение. Она разорвана исполинской силой, не мало километров дорожного полотна поглотил Урсул и унес куда-то дружно каменными глыбами. Река катит их по дну так, что дозволительно услышать шум камней. Впереди дороги нет, только рослый крутой обрыв, над самым краем которого чудом удерживается работающий бульдозер Б10-М пожарно-химической станции третьего типа АУ РА «Онгудай лес». Урсул бьет всей мощью течения в сей обрыв на изгибе реки, продолжая губить берег, над обрывом которого бульдозерист Виктор Родионов прокладывает стратегически многозначительный в условиях чрезвычайной ситуации, связанной с наводнением, часть дороги. Она необходима для проезда в карьер, что бы брать оттуда утес для укрепления дамбы в Онгудае защищающей от реки Урсул сотни домов. не мало ярко-красных самосвалов «КАМаЗ» ждут, Кагда дозволено будит проехать к карьеру, и все взоры, надежды водителей устремлены на единственный, сдвигающий тонны грунта над обрывом бульдозер ПХС. Короткий, в две — три болтовня беседа с Родионовым, он уверен, что вскоре улица в аллюр он откроет, а к вечеру трал ПХС перевезет его на дамбу. зa рулем встречного «УАЗа» начальник автономного учреждения Дима Гончар. Он строит дамбу, руководит организацией спасательных и восстановительных работ на правах члена КЧС Онгудайского района. Вот уже неделю Гончар коллективно с техникой ПХС работает на важнейших участках развернувшегося фронта работ. Устранение прорыва дамбы, Кагда вода реки хлынула на село, крепость опор ЛЭП, что бы не допустить аварий на высоковольтных линиях, крепость берегов рек, подмога людям, пострадавшим от наводнения, — все это тревога Гончара, как и непременное действие лесохозяйственных заданий в условиях ЧС. — школа мы посеяли, лесные культуры вторично в мае посадили, — рассказывает преемник директора АУ РА «Онгудай лес» Ольга Вайцель. — следует было перевозить на трале бульдозеры в тайгу для подготовки почвы, Но полили круглые день дожди, и мы, в предчувствии наводнения, не решились увозить технику далеко. Полицейские патрули на улицах села, превратившихся в проездные дороги к дамбе, около проулка для проезда к реке наймит ПХС с рацией и журналом учета подвоза самосвалами камня, щебня для укрепления дамбы. плотина возвышается над берегом Урсула, большие гранитные глыбы защищают ее от размыва. — утес большой, гранит, — говорит бульдозерист Владимир Тельминов, — надеемся, что Урсул их не сшибет. Двадцать годов работает Владимир в автономном учреждении. вдобавок столько трудился в бывшем Верх-Катунском леспромхозе. Строил лесные дороги, почву подготавливал под лесные культуры. На пенсии, Но помочь автономному учреждению, желание еще раз во время ЧС, считает своим долгом. Работает он, как и бульдозерист Виктор Родионов, водитель трала Александр Бобров, другие трактористы, шоферы по четырнадцать часов в сутки. Бульдозеры Б10-М, тралы оказались самой востребованной техникой с первых часов объявления в республике режима ЧС. Пик наводнения пришелся на 30 мая, Кагда по Урсулу лишь не поплыли дома, скот. сегодня плотина надежнее защищает село, опоры высоковольтных линий укреплены. человеки все живы, семейный скотина цел, его перегнали на стадион «Сартакпай». Но дожди не прекращаются, автономное учреждение продолжает подвизаться в режиме ЧС как  отряд спасателей с лесопожарной техникой. И поплыли дома… Мешки с песком окружают контору Шебалинского лесничества. Следы наводнения видны на территории гаража, в цехах АУРА «Шебалино лес». Кажется, что по всему селу прошел водяной вал, оставив разрушенные постройки, смытые огороды. — чета жилых дома река Сема весь унесла, от них даже следов никаких не осталось, — говорит начальник автономного учреждения Владимир Огнев. — Мы спасали село, отводили воду от домов, сооружали и укрепляли дамбу. Река Сема пошла после нашу территорию, затапливала цеха, котельную, гаражи, и все приходится было спасать. Пять суток, число и ночь работал бульдозер ПХС Б10-М, на нем поочередно сменялись бульдозерист Николай Котов и тракторист Александр Крестьянинов. как подчеркивают в лесничестве и автономном учреждении, сей Б10-М лесопожарного назначения был единственным бульдозером, работающим на разбушевавшейся реке Сема. по-этому удалось спасти мост, некоторый дома, производственные объекты АУРА «Шебалино лес». Объезжаем с Огневым места, где работала техника автономного учреждения. Реку удалось отдать в прежнее русло, Но она везде оставила следы разрушения. На месте огородов — камень, речная камень и лужи,  пласты дерна, принесенные течением. По Шебалино как прошла шерсть цунами. — На школа не попасть — мостить разрушен, — говорит лесничий Шебалинского лесничества Татьяна Шипилина. — Дороги в дубрава размыты, пешеходных переходов в селе ни одного не осталось. На некоторых участках лесных культур стоит вода. Кагда же закончатся дожди и строй ЧС? В лесничестве и автономном учреждении беспокоятся зa посевы на питомнике, должно кончать посадку лесных культур, до наводнения посажено покамест 55 гектар, жить рубки ухода, исправлять и воздвигать заново дороги лесохозяйственного и лесопожарного назначения. Вдоль Чуйского тракта на пути к реке Катунь во многих местах видны следы паводка. В Камлаке пред селом Усть-Сема, некоторые дома стоят чуть не над бушующей рекой Сема. Крыльцо одного дома нависло над обрывом, хата на замке, хозяев нет. В русле реки завал из принесенных течением столетних сосен с корнями. убыток от наводнения большой, в не мало раз, как отмечают в правительстве республики, превышает убыток от катастрофического землетрясения, происшедшего в Горном Алтае в 2003 году. Бия выходит из берегов. Леса Турочакского лесничества на сотни километров протянулись от Телецкого озера по правому берегу Бии. прихвостень лесничего Дима Есиков рассказывает, что случилось невероятное, вода смыла часть автодороги в сторону Бийска около скалы «Иконостас» — памятника природы, охраняемого лесничеством. Целую неделю было нарушено сообщение, работники участкового Ушпинского лесничества оказались отрезанными от Турочака. камень «Иконостас» высоко возвышается над рекой. Здесь уже дозволительно проехать, а только что волны плескались около самой скалы. В водах Бии видны снесенные паводком дорожные знаки, железные ограждения. Деревья на берегу повалены, по ним будто прокатились огромным катком. — Такого опять не было около «Иконостаса», говорит Есиков. Пытаемся проехать к лесному питомнику, он расположен при впадении реки Лебедь в Бию. Лесная способ в воде, колдобинах. Здесь намедни текла река: вверху, в метре над кабиной «УАЗа — «Патриот»  на ветвях и стволах деревьев, кустов видны зацепившиеся полиэтиленоые пакеты, обрывки одежды, веревок. школа был затоплен, на посевах вторично поблескивают лужи. Кедровые сеянцы частью погибли, лежат на почве с оголившимися корешками, а кое-где их совсем нет. Но вот и уцелевшие посевы на возвышенных местах, крошечные кедры растут дружно, тянутся вверх. школа большой, распаханы новые участки под школьные отделения. В пик наводнения всеми силами лесничество и автономное учреждение «Турочак лес» спасали людей в Турочаке. толпа Береговая завалена домашней мебелью из затопленных домов, близко с проезжей частью лежат диваны, части мебели, везде поваленные заборы. — Здесь мы плавали на лодке, — рассказывает Дима Есиков, — спасали людей, вывозили их на машине «УАЗ» лесничества и вахтовом автомобиле автономного учреждения. Бия вышла из берегов и пошла по улице. ход было такой силы, что могло унести людей и нашу лодку. Чудом сохранившийся дом, оказавшийся под крышу в воде. Крыльцо оторвано течением, основание подмыт. Гараж, что был рядом, Бия унесла, остался 1 фундамент. Вдоль берега везде видны принесенные течением откуда-то сараи, бани, туалеты, другие постройки. человеки ходят между них, смотрят, где и чье строение. Но как возвратить на прежнее простор большие строения — сараи, гаражи? около одного из домов стоят прямо моментально не мало туалетов, беседок и большой здание — «подарок» Бии. А к дому прибиты течением стволы деревьев, столбы, ограды. — Главное, что человеки живы, ни одна душа не утонул, — говорит подручник лесничего. Остальное уберется, наладится. А перелесок сам по себе залечит свои раны от наводнения. В предыдущие сам-друг возраст с участием экологической здание Министерства лесного хозяйства была проделана большая дело по углублению русел многих рек, укреплению берегов, строительству дамб, в частности, в верхнем течении Катуни около села Усть-Кокса, на Ише, реках Сема, Шебелик и других рек, больших и малых. Не будь этого, наводнение-2014  нанесло бы кроме большой ущерб. Лесничества и автономные учреждения покамест в режиме ЧС, установленной на территории Республики Алтай, Но с каждым днем переходят к обычным лесохозяйственным делам, с честью выдержав следствие самым сильным на Алтае наводнением. На снимках: В. Родионов управляет Б10-М; бульдозерист В. Тельминов; водитель трала А. Бобров пьяный к рейсу; плотина на реке Урсул;  на улицах Турочака. Фото автора С. Есикова.В долине Урсула Гладкая лента дороги нависает над обрывом и грозит падать в мгновение. Она разорвана исполинской силой, не мало километров дорожного полотна поглотил Урсул и унес куда-то неразлучно каменными глыбами. Река катит их по дну так, что дозволено услышать шум камней. Впереди дороги нет, только благородный крутой обрыв, над самым краем которого чудом удерживается работающий бульдозер Б10-М пожарно-химической станции третьего типа АУ РА «Онгудай лес». Урсул бьет всей мощью течения в сей обрыв на изгибе реки, продолжая губить берег, над обрывом которого бульдозерист Виктор Родионов прокладывает стратегически великий в условиях чрезвычайной ситуации, связанной с наводнением, часть дороги. Она необходима для проезда в карьер, что бы брать оттуда утес для укрепления дамбы в Онгудае защищающей от реки Урсул сотни домов. не мало ярко-красных самосвалов «КАМаЗ» ждут, Кагда дозволено будит проехать к карьеру, и все взоры, надежды водителей устремлены на единственный, сдвигающий тонны грунта над обрывом бульдозер ПХС. Короткий, в две — три болтовня беседа с Родионовым, он уверен, что вскоре улица в аллюр он откроет, а к вечеру трал ПХС перевезет его на дамбу. зa рулем встречного «УАЗа» начальник автономного учреждения Дима Гончар. Он строит дамбу, руководит организацией спасательных и восстановительных работ на правах члена КЧС Онгудайского района. Вот уже неделю Гончар с с техникой ПХС работает на важнейших участках развернувшегося фронта работ. Устранение прорыва дамбы, Кагда вода реки хлынула на село, крепость опор ЛЭП, что бы не допустить аварий на высоковольтных линиях, крепость берегов рек, услуга людям, пострадавшим от наводнения, — все это рвение Гончара, как и непременное устройство лесохозяйственных заданий в условиях ЧС. — школа мы посеяли, лесные культуры опять в мае посадили, — рассказывает наследник директора АУ РА «Онгудай лес» Ольга Вайцель. — нужно было перевозить на трале бульдозеры в тайгу для подготовки почвы, Но полили круглые день дожди, и мы, в предчувствии наводнения, не решились увозить технику далеко. Полицейские патрули на улицах села, превратившихся в проездные дороги к дамбе, около проулка для проезда к реке наймит ПХС с рацией и журналом учета подвоза самосвалами камня, щебня для укрепления дамбы. плотина возвышается над берегом Урсула, большие гранитные глыбы защищают ее от размыва. — скала большой, гранит, — говорит бульдозерист Владимир Тельминов, — надеемся, что Урсул их не сшибет. Двадцать годов работает Владимир в автономном учреждении. вторично столько трудился в бывшем Верх-Катунском леспромхозе. Строил лесные дороги, почву подготавливал под лесные культуры. На пенсии, Но помочь автономному учреждению, разумеется опять во время ЧС, считает своим долгом. Работает он, как и бульдозерист Виктор Родионов, водитель трала Александр Бобров, другие трактористы, шоферы по четырнадцать часов в сутки. Бульдозеры Б10-М, тралы оказались самой востребованной техникой с первых часов объявления в республике режима ЧС. Пик наводнения пришелся на 30 мая, Кагда по Урсулу лишь не поплыли дома, скот. нынче плотина надежнее защищает село, опоры высоковольтных линий укреплены. человеки все живы, личный животное цел, его перегнали на стадион «Сартакпай». Но дожди не прекращаются, автономное учреждение продолжает делать в режиме ЧС как  отряд спасателей с лесопожарной техникой. И поплыли дома… Мешки с песком окружают контору Шебалинского лесничества. Следы наводнения видны на территории гаража, в цехах АУРА «Шебалино лес». Кажется, что по всему селу прошел водяной вал, оставив разрушенные постройки, смытые огороды. — двое жилых дома река Сема весь унесла, от них даже следов никаких не осталось, — говорит начальник автономного учреждения Владимир Огнев. — Мы спасали село, отводили воду от домов, сооружали и укрепляли дамбу. Река Сема пошла чрез нашу территорию, затапливала цеха, котельную, гаражи, и все надлежит было спасать. Пять суток, сутки и ночь работал бульдозер ПХС Б10-М, на нем поочередно сменялись бульдозерист Николай Котов и тракторист Александр Крестьянинов. как подчеркивают в лесничестве и автономном учреждении, сей Б10-М лесопожарного назначения был единственным бульдозером, работающим на разбушевавшейся реке Сема. по-этому удалось спасти мост, некоторый дома, производственные объекты АУРА «Шебалино лес». Объезжаем с Огневым места, где работала техника автономного учреждения. Реку удалось возвратить в прежнее русло, Но она везде оставила следы разрушения. На месте огородов — камень, речная камень и лужи,  пласты дерна, принесенные течением. По Шебалино будто прошла шерсть цунами. — На школа не попасть — мостить разрушен, — говорит лесничий Шебалинского лесничества Татьяна Шипилина. — Дороги в много размыты, пешеходных переходов в селе ни одного не осталось. На некоторых участках лесных культур стоит вода. Кагда же закончатся дожди и порядок ЧС? В лесничестве и автономном учреждении беспокоятся зa посевы на питомнике, должен кончать посадку лесных культур, до наводнения посажено покамест 55 гектар, жить рубки ухода, исправлять и возводить заново дороги лесохозяйственного и лесопожарного назначения. Вдоль Чуйского тракта на пути к реке Катунь во многих местах видны следы паводка. В Камлаке накануне селом Усть-Сема, некоторые дома стоят почти что над бушующей рекой Сема. Крыльцо одного дома нависло над обрывом, изба на замке, хозяев нет. В русле реки завал из принесенных течением столетних сосен с корнями. убыток от наводнения большой, в не мало раз, как отмечают в правительстве республики, превышает убыток от катастрофического землетрясения, происшедшего в Горном Алтае в 2003 году. Бия выходит из берегов. Леса Турочакского лесничества на сотни километров протянулись от Телецкого озера по правому берегу Бии. подручник лесничего Дима Есиков рассказывает, что случилось невероятное, вода смыла часть автодороги в сторону Бийска около скалы «Иконостас» — памятника природы, охраняемого лесничеством. Целую неделю было нарушено сообщение, работники участкового Ушпинского лесничества оказались отрезанными от Турочака. камень «Иконостас» высоко возвышается над рекой. Здесь уже дозволено проехать, а как-то волны плескались около самой скалы. В водах Бии видны снесенные паводком дорожные знаки, железные ограждения. Деревья на берегу повалены, по ним будто прокатились огромным катком. — Такого паки не было около «Иконостаса», говорит Есиков. Пытаемся проехать к лесному питомнику, он расположен при впадении реки Лебедь в Бию. Лесная тропа в воде, колдобинах. Здесь давеча текла река: вверху, в метре над кабиной «УАЗа — «Патриот»  на ветвях и стволах деревьев, кустов видны зацепившиеся полиэтиленоые пакеты, обрывки одежды, веревок. школа был затоплен, на посевах паки поблескивают лужи. Кедровые сеянцы частью погибли, лежат на почве с оголившимися корешками, а кое-где их окончательно нет. Но вот и уцелевшие посевы на возвышенных местах, крошечные кедры растут дружно, тянутся вверх. школа большой, распаханы новые участки под школьные отделения. В пик наводнения всеми силами лесничество и автономное учреждение «Турочак лес» спасали людей в Турочаке. аллея Береговая завалена домашней мебелью из затопленных домов, близко с проезжей частью лежат диваны, части мебели, везде поваленные заборы. — Здесь мы плавали на лодке, — рассказывает Дима Есиков, — спасали людей, вывозили их на машине «УАЗ» лесничества и вахтовом автомобиле автономного учреждения. Бия вышла из берегов и пошла по улице. ход было такой силы, что могло унести людей и нашу лодку. Чудом сохранившийся дом, оказавшийся под крышу в воде. Крыльцо оторвано течением, основание подмыт. Гараж, что был рядом, Бия унесла, остался 1 фундамент. Вдоль берега везде видны принесенные течением откуда-то сараи, бани, туалеты, другие постройки. человеки ходят между них, смотрят, где и чье строение. Но как возвратить на прежнее помещение большие строения — сараи, гаражи? около одного из домов стоят прямо одним приемом не мало туалетов, беседок и большой здание — «подарок» Бии. А к дому прибиты течением стволы деревьев, столбы, ограды. — Главное, что человеки живы, ни один человек не утонул, — говорит пособник лесничего. Остальное уберется, наладится. А много по своему произволу залечит свои раны от наводнения. В предыдущие сам-друг возраст с участием экологической здание Министерства лесного хозяйства была проделана большая делание по углублению русел многих рек, укреплению берегов, строительству дамб, в частности, в верхнем течении Катуни около села Усть-Кокса, на Ише, реках Сема, Шебелик и других рек, больших и малых. Не будь этого, наводнение-2014  нанесло бы кроме большой ущерб. Лесничества и автономные учреждения покамест в режиме ЧС, установленной на территории Республики Алтай, Но с каждым днем переходят к обычным лесохозяйственным делам, с честью выдержав разложение самым сильным на Алтае наводнением. На снимках: В. Родионов управляет Б10-М; бульдозерист В. Тельминов; водитель трала А. Бобров пьяный к рейсу; плотина на реке Урсул;  на улицах Турочака. Фото автора С. Есикова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *